Memories

Автор
Опубликовано: 31 день назад (27 декабря 2019)
Блог: sweet_nonsense
0
Голосов: 0
Добро пожаловать.

Мне очень неловко, что здесь нет опции сокрытия поста с главной страницы сайта. Думаю, многие оценили бы и размещали свои личные тексты без особого стеснения.

Мне просто хочется опубликовать здесь маленький художественный рассказик, а возможно даже и не один, но прежде всего нужно представиться и поведать о себе.



Не важно, какое у меня имя; не столь важно, кто я есть; а имеет значение лишь то, через что я прошёл.
Как и у многих здесь, у меня имеются психические особенности – и как следствие, некоторые проблемы с обществом, а именно хроническая неспособность взаимодействовать с оным где бы то ни было. В детстве всё это провоцировало в мой адрес насмешки, издевательства, травлю – я бы сказал, умеренный, такой средне-статистический, набор невзгод. Ничего, слава случаю, криминального. Знаю, некоторым приходилось сильно хуже. Тем не менее, это сделало меня тем, кто я есть.

Я был послушным и приученным сидеть дома ребёнком.
С самого младшего возраста у меня была сильнейшая социофобия. Хотя в свой первый детский сад я приходил с удовольствием – там была спокойная и дружелюбная атмосфера. А потом случилось переводиться в другие (разве что на короткий срок) дошкольные заведения, и вот уже там я впервые примерил ореол чужака, и не нашёл никаких путей к сообщению с этими повсюду сторонящимися меня детьми.
В первом классе школы меня особенно впечатлил непередаваемый ужас массовых мероприятий. В той школе (всего их у меня было две) имелся огромный актовый зал с высокой сценой. Помню, нас постоянно приводили смотреть на какие-то выступления, и тот каждый раз пробирающий меня мандраж, когда я пытался представить себе, как это должно быть страшно – перед такой немыслимой кучей народа стоять объектом всеобщего внимания. И к тому же добавлялся сакральный ужас непонимания – вызовут ли на эту сцену наш класс, и если да, то когда? Казалось, что если я окажусь там, над всеми этими взглядами, то просто умру.
А вот с классом в той школе я ладил. Разве что очень боялся выходить к доске и едва ли не терял дар речи, стоя перед классом. Это всегда было жутким испытанием.

Конечно, всё зло таилось не только в стенах "образовательных" учреждений. Самое большое зло, осознанное мною очень поздно, заключалось в отсутствии у меня отца и мужского воспитания как такового. Отсюда же следует, что моя мать много работала, а зарабатывала, увы, меньше, и наш бюджет не позволял обзавестись каким-нибудь условным плейстейшеном, чтоб мне было о чём общаться с ровесниками.
У тех ребят, у кого были хорошие отцы, всегда были темы для разговоров. В жизни мальчика, у которого отец чего-то достиг (мой был алкаш), обязательно есть такие явления, как автомобиль, дача, рыбалка, какой-нибудь вид спорта или наследие музыкального вкуса. И самое главное – этим мальчикам даруются мудрости о том, как разговаривать с девочками и нравиться им. Тут уж кому как повезёт, конечно.
Ну а я довольствовался малым. Из всего школьного класса у меня была пара человек друзей, с кем я мог поговорить о играх на своей Dendy Junior II.

В пятом классе, по причине переезда, я сменил школу, но тенденция сохранилась. У меня было несколько приятелей – большего я и не желал. В тот период, правда, ровесники были довольно мирные, и если случался какой-то повод у всех за меня порадоваться (хорошая оценка, например), мне было приятно. В какой-то момент я даже чувствовал себя полноценной частичкой социума. Но это продлилось недолго. С тем коллективом всё скатилось, как по накатанной, и к девятому классу я регулярно и с удовольствием воображал, как школа горит, а я их всех расстреливаю.

В летних лагерях, куда меня беспощадно отправляли почти каждое лето, тенденция обзаводиться хотя бы одним другом тоже сохранялась. И если к школе я с возрастом адаптировался, то казалось бы, до вполне серьёзных двенадцати лет(!) поездки в лагеря подвергали мою психику ужасным переживаниям; и я всегда погружался в лютую тревогу, как только узнавал (примерно за месяц до отправления) о том, что меня ждёт. Понимаете? Достаточно было всего лишь факта. «В июне ты едешь в лагерь» – и у меня душа в пятки уходила. Я плакал и умолял. Но мать считала, что так я только лучше социализируюсь. Каждая поездка предвещала новое место и новых людей – в этой хаотичности и заключался страх. К этому нельзя было привыкнуть.
Ну а уже на месте я по обыкновению становился очень замкнут и старался проводить время подальше от социума. В наших пост-совковых "пионерских" лагерях это было очень важно – туда ссылали свою подрастающую гопоту самые низшие социальные слои, в моём случае, московской области. Догадываюсь, это было ещё не самое страшное в масштабах страны.

В отличие от учебных заведений, в лагерях практически отсутствовали серьёзные взрослые люди (можно ли считать таковыми двадцатипятилетних вожатых?) и поэтому юные отморозки чувствовали беспрепятственную свободу действий, и порою вели себя самым непредсказуемым образом.
Не было такой лагерной смены, где я не числился бы в коллективе белой вороной. Удивительно! Казалось бы, я был лишь застенчивым, молчаливым ребёнком, и этого уже было достаточно, чтоб маленькое сообщество варваров начинало свои гонения. Я не делал им ничего плохого – а мои вещи просто похищали и выбрасывали; мне же доставались оскорбления, пинки, подножки и подзатыльники.
Самое впечатляющее, признаюсь, несколько раз имело место происходить в столовой. Всё отродье прибегало туда очень резво, обычно быстрее меня, и я автоматически* стремился занять место за длинным столом вместе с ними – но прямо передо мною последние из них жадно разбирали стулья, и с нескрываемым презрением и удовольствием все смотрели на меня, оставшегося без места, как на заразного. В таких случаях кто-то обедал за столом у вожатых – кстати прекрасный вариант, но детьми не котируемый. *Ведь всем, в том числе и мне, хотелось занять место возле приятелей за общим столом.
О негуманных условиях проживания там я вообще промолчу.

Постепенно пубертатный период оказался позади. Так как я учился по какой-то уникальной программе, четвёртого класса у меня в школе не было, а покинул я ненавистное заведение сразу после девятого, и фактически на первый курс в своё ПТУ заявился ещё пятнадцатилетним.
Не могу сказать, что я очень сильно боялся туда приходить первое время. Не совсем так. Наверное, как и многим другим, кого утомила рутина школы, мне хотелось, чтоб теперь нас, "студентов", ожидала какая-нибудь халтура, а лучше даже сказать авантюра. Нечто новое, несерьёзное, весёлое!...

Тут необходимо одно уточнение. Изначально я метил получить одну дюже суровую специальность, но в первые три недели я элементарно засыпал на очень важных спецпредметах... И вот как-то раз по этой причине меня вызвали, что называется, на ковёр – и порешили перевести на специальность ниже, но в рамках того же заведения. Это значит, что я снова покинул один коллектив, где был изначально, и нагрянул в другой, уже образовавшийся без меня.
Как и смена школы, смена студенческой группы прошла ожидаемо холодно, но без эксцессов. Постепенно я обрёл своих традиционных двух-трёх собеседников, но первое время старался никого не стесняться и не замыкаться, быть ближе. Я всё ещё верил, что вот мы такие юные, разумные, и всё плохое позади, и теперь всех нас ждёт что-то светлое.

Насколько я могу судить, характером своим я всегда был достаточно добр и отзывчив, а ещё страшно наивен. Когда в детском саду кто-нибудь ломал мою игрушку – я молчал и не лез драться. Когда в лагерях меня дразнили – тоже сдерживался. Когда в школе какой-нибудь дегенерат с издёвок переходил на кулаки – я включался в драку только потому, что знал, что это будет остановлено вмешательством со стороны, а самому мне происходящее было крайне мерзко.

Да, мои ожидания от учёбы в "колледже" оказались достаточно наивны.
Как-то в один прекрасный день того же первого курса, на перемене между парой, я спокойно сидел себе в кабинете среди прочих дремлющих. В то время как в коридоре кто-то очень весело играл в футбол моим рюкзаком, незаметно позаимствованным ранее.
Этого единственного и глобально даже несерьёзного случая хватило, чтобы вкупе с давлением всех моих тараканов, внутри меня что-то хрустнуло. Возможно, доверие к окружающим (а откуда оно взялось?), или скорее вера в людей... На меня тогда накатило очень удушающее желание заплакать, которое я едва переборол, бессознательно вопрошая «это что, серьёзно?!». Да, ситуация вызвала чрезвычайное удивление, хотя казалось бы, чему тут удивляться – мало ли на свете дураков? Ребята в ПТУ год за годом становились всё более мускулистыми, и конфликтовать с ними не было никакого резона. Благо, что поводов не возникало. Сам же я вскоре был вынужден начать носить очки – и да, идиотская реакция окружения не заставила себя ждать. Постепенно я понял, что "шарага" – та же самая гниль, что и школа. В чём-то лучше, в чём-то хуже.

Возраст, к которому я стремительно приближался, славен своими метаморфозами, преображениями и переоценками, а также бунтарским нравом. Этого не избежал и я. Хотя почему не "избежал"? Со временем я ощущал, что нуждаюсь в этом всё больше. И через некоторое время это взяло надо мною верх.
Суть в том, что я всё меньше чувствовал себя человеком – существом таким же, как все те, что окружали меня. Я какбы умер внутри – или, выражаясь менее пафосно, потерял ниточку, связующую меня с прочими хомосапиенсами. А общество, как всегда, само ограждалось от меня. Чтож, ограждается, отторгает? Вот и замечательно, а не пойти ли им ко всем чертям?!
Я решил, что нас ничего не объединяет, ведь биологическая оболочка, по сути, есть только формальность. Мы видели реальность и воспринимали мир по разному. У них впереди была вся жизнь – а я уже обрёл веру, что обязательно когда-нибудь покончу с собой. Кстати тогда же я разочаровался в своём религиозном убеждении и стал атеистом.
Мне надоели яркие цветные вещи, в которых я ходил. Мне надоело по велению матери таскаться к парикмахеру каждые три месяца – моя собственная лохматость абсолютно меня устраивала. Какой же был смысл придавать значение чужому мнению? И, конечно, мне осточертело посещать учебное заведение. Я старался прогуливать так много, как только это было возможно.

Так пришла пора самовыражения, которое, казалось бы, являлось страшным испытанием себя, ведь оно сильно привлекало совсем ненужное внимание. Однако, благодаря этому я прошел через своеобразную закалку и обзавёлся отличной психической бронёю – направленные глаза толпы и общественное мнение стали мне безразличны также, как птичье дерьмо на асфальте.
На втором курсе я купил свою первую косуху. Примерно тогда же к нам в ПТУ внезапно заявилась некая женщина-психолог и проводила тесты со всеми группами. Любой желающий, вестимо, мог пообщаться с ней о своих проблемах, а некоторым персонажам, по результатам тестов, она сама назначала аудиенцию – в число коих угодил и я. Тогда я узнал от неё значение слова 'интроверт' и, можно сказать, обрёл в этом себя и тотальное спокойствие.

На третьем курсе мои волосы образовали полноценные шторы, в наличии коих я всегда нуждался. А когда я завершил учёбу и наведался в местное ПНД по направлению от военкомата, врачи диагностировали у меня шизофрению, чем очень потешили моё чувство собственного величия. Моё будущее сложилось гораздо более интересным и кайфовым, чем я вообще мог ожидать, но это уже совсем другая история.

P.S.:

Да, я сказал, что хотел бы расстрелять одноклассников. Я дышал этой ненавистью на протяжении многих лет, и точно также ненавидел одногруппников... Да кого я только не ненавидел. И было за что, уж поймите.
Но человеку свойственно меняться. В этом нет ничего постыдного. Мне повезло, в своей жизни я постиг абсолютное счастье – и простил всех уже давно, отпустил все обиды. Людям свойственно делать ошибки. Люди никогда друг друга не поймут. Не стоит на них обижаться – не стоит вообще воспринимать их всерьёз, нужно быть выше этого.
И, вопреки всему, я остаюсь всё также наивен. При всей своей мизантропии, при всей неприязни к современному обществу, я верю в людей – или тех, кто себя им противопоставляет. Не суть. Я верю. И люблю их.
Если вы дочитали до этого места, значит, вы любите почитать. Надеюсь, было интересно. Благодарю за внимание.
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Реклама